Айваз: Повесть Луны

Объявление

Доброго времени суток, странствующий!
Вы ступили на земли Айваза, на территорию долины, что являет собой нечто разнообразное и прекрасное. Бескрайние леса и маленькие полянки, ледяной ветер и палящее солнце, острые верхушки гор и мягкие очертания холмов и… метеорит. Неземное тело, окруженное тёмной атмосферой, а воздух вокруг буквально пропитан магией. Кому же предстоит разгадать его тайну? Горной семье или Вороньему братству? Об этом поведает только Луна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айваз: Повесть Луны » Эпизоды » Double Trouble [альтернатива]


Double Trouble [альтернатива]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Место: какой-то город, какой-то дом, какая-то квартира
2. Время: допустим, наши дни
3. Сюжет: когда твоя жизнь кардинально меняется у тебя на глазах, ты пугаешься. вроде бы ты был человеком, жил в свое удовольствие, как однажды ты меняешься своим телом с котом. и вроде бы с этим смириться вполне возможно, если бы не хозяин того самого кота.
4. Участники: Соул, Меровей

+1

2

Время этой истории не далекое и не ближнее, может, пару жизней назад, а может, пару минут. Теперь время перестало иметь какое-либо значение, потому что даже всего времени на свете не хватит, чтобы привести жизнь в порядок.
Так уж повелось, что называют меня Макс. Сегодня я иду вперед по коридору, сижу за пустым столом или щурю глаза от солнца, шагая вдоль горячей асфальтовой дороги. Не так важно, кем я являюсь сегодня. Два года... семь лет... пятнадцать... тридцать пять лет назад. Все были другими людьми и не только.
Важно одно: сегодня я всё ещё могу смотреть вперёд. И если я смотрю внимательнее обычного, то обязательно вижу вещи, которые случились со мной вчера. Вчера - это две минуты назад, две жизни или всего пара недель. Время не имеет значения.
Я помню своё вчера летним вечером; закатное солнце освещало асфальт, трассу, кровь и металл. А вы помните своё вчера?
Предсмертный гонг дробил мой череп. Возможно, по частям, смешавшийся и сроднившийся с железом, я мог думать только том, что будет дальше. Что будет дальше.

Меня переносит в холодный, сумрачный ноябрь. Первый снег порошит дорогу, заиндевевшую траву и крыши автомобилей. Я бегу в темноте, сквозь темноту.
В ноябре холодно и ветрено. Снег мимо тусклых фонарей, голые стволы деревьев тянут острые ветви к пасмурному небу. Я бегу до тех пор, пока от быстрого бега не сводит челюсти. Останавливаюсь у витрины и вижу своё тусклое отражение под светом умирающего фонаря.
Отпустила ли меня темнота? Я не был собой. Удивительно, что только природа может сделать с человеком. Серая морда и ядовитый янтарь злых глаз. Удивительно длинные нитевидные усы и пушистый хвост.
У меня никогда не бывает выбора. Если ты такой же, как и я, то прекрасно понимаешь это: у нас никогда не бывает выбора. Мы двигаемся по течению и ничто не в силах остановить наше движение.
Я иду по ноябрю так долго, как могу. Не разыскивая людей или убежища для себя. Кто знает, возможно, будет лучше, если всё закончится сегодня... чтобы продолжиться завтра.
В сущности, я - один из тех, кто искренне ненавидит время.

Мне почти легко запрыгнуть на дерево. Жесткая кора дерёт подушечки лап, но им всё равно - от холода  уже ничего не больно. Холод - лучшее обезболивающее для таких, как я.
Как теряют цвет мои глаза, так и лапы силу. Пожалуй, с лапами выходит даже быстрее.
Я останавливаюсь у помойки, опускаюсь и кладу подбородок на заснеженный асфальт. Смотрю на мигающий фонарь и мелкий снег, падающий в его свете. Кто бы объяснил мне, что происходит в моей жизни и как на это реагировать. Так уж получилось, что я сам у себя на попечении.

Я открываю глаза во второй раз и уже совершенно не понимаю, где нахожусь.

+2

3

Утро – неприятное слово. Такое чертовски неприятное, оно режет слух, заставляет закрываться внутренне и внешне, ежиться, судорожно выдыхать и задумываться о том, что начинается очередной безжизненный день. Остается только надеяться, что этот день начнется с пасмурной погоды, и солнце, успевшее за месяц с хвостиком подпортить настроение и желание нежиться под теплыми лучами, возьмет сегодня отпуск. Недельки, наверное, ему бы хватило. Скорее всего, утро выходного дня встретилось бы более радушно, чем утро буднего дня. Оно совершенно другое, отличное от тихих ранних часов субботы и воскресения. Утро выходных пахнет свободой и невесомостью; утро будних дней – дешевыми духами и табачным едким дымом.
Телефон где-то под подушкой судорожно бьётся в конвульсиях, заставляет подняться и начать искать его в полусонном состоянии. Кажется будильник, поставленный на утро, неделю за неделей заставляет пробуждаться в одни и те же часы. Не хватает времени и памяти, чтобы однажды взять и выключить его.
В комнате вновь наступила тишина, да и то не навсегда. Еще минут пять-десять, и послышался тихий стук входной двери – последний работающий обитатель квартиры поспешил на работу. Наконец-таки дом вновь в полном распоряжении оставшейся души, которая, к тому времени, уже не могла уснуть. Погруженная в свои мысли, она рассматривала дверь в ее комнату. Если уснуть не получается, то, скорее всего, придется вставать, лениво тянуться в прохладную кухню за очередной порцией чая – единственного, как казалось бы, успокоительного в таких ситуациях.
В принципе, так она и сделала. Она – это хозяйка комнаты. Прозвищ у нее довольно-таки много, каждый стремится выделиться, назвать по-особенному. В таких компаниях Ленка даже умудряется забывать свое имя, ориентируясь на странные часто бросаемые «Рыжая», «Соль» и прочее. Привыкнуть к такому легко, особенно когда эти самые «прозвища», «клички», либо же «новые имена» (именно так в шутку отзывается ее подруга) нравятся самой называемой. 
Утро встретило прохладой, что повеяло из окна. Его в очередной раз в спешке не закрыли опаздывающие работники. В какой-то степени, раннее пробуждение полезно. Например, можно закрыть окно быстрее, чем простудишься, либо же почувствуешь всю прелесть пасмурных дней на себе часами позже. Зарывшись в плед, девушка лениво прикрыла окно. Параллельно она успевала нервно ругаться под нос о том, что родители совершенно не думают о самочувствии их чада.
- Так и заболеть можно. А потом сами будут пытаться кормить своими лекарствами, - сухо бормотала она под нос, щурилась от бледного утреннего света природы и наблюдала за поздно вставшими мамашами, что тащили детей в детский садик. Естественно про болезнь она шутила, если подобное можно назвать шуткой. Про лекарства тоже.
Проводя глазами очередного опаздывающего человека, что шустро бежал в сторону ближайших остановок, «ходячий плед» пожала плечами и устремилась заваривать крепкий черный чай.

Странным в это утро было только одно – с ней на пару из комнаты не вывалился кот, что любил с утра пораньше перекусить огромной порцией корма. Ни звука не издал он и в тот момент, когда ложка звонко стукнула о стенку чашки.
- Кот. Либо ты идешь есть сейчас, либо ты не будишь меня, если вдруг я усну, - нахмурившись, крикнула так называемая «Рыжая» в пустоту, а после выглянула из-за микроволновки, дабы узнать – идет ли ее серый питомец на зов.

+1

4

Чей-то голос издалека. Поднимаю нос, принюхиваюсь и тихо чихаю. Это странное место, мало знакомое мне. Ерошу шерсть на загривке, хмурюсь, настороженно делаю несколько шагов назад и утыкаюсь пушистым задом в шкаф. Подскакиваю от неожиданности и на каких-то истинно звериных инстинктах уношусь за диван. Там, в уголке - место, отполированное моей серой шкуркой. Там, забившись в это неприметное место, вдыхаю пыль и запах ткани - очень четко, всё очень четко чувствуется. Поднимаю свои лапы и смотрю на них безнадежным взглядом. Вижу руки. Нет, лапы. Нет, руки.
Кто он, это человек? А кто этот кот? С какой-то безнадежностью, абсолютной безысходностью говорю себе: "Нет, тебя никогда не звали Макс. Даже твое бесчисленное количество жизней не дает тебе право зваться таким именем в этой шкуре". И мне, на самом деле, было уже всё равно, кем я являюсь.
Теперь, сидя за диваном в тишине и спокойствии, я ощущал то, какой нелепой, ненужной, бесполезной была вся моя предыдущая жизнь до того, как меня сбила машина на залитой солнцем трассе. Абсолютно никчемная жизнь никчемного человека. Даже как от кота толк из меня вышел больший. По крайней мере, я не гажу по углам. И надеюсь, что такой маразм меня не настигнет в этой нелегкой жизни.
В сущности, кто он был - тот "я"? Игрушка судьбы, не более того. Идущий по ходу времени человек, никто, у него нет ничего, что могло бы его идентифицировать, кроме его слов. Просто человек. Белый лист. Семь миллиардов в одном флаконе. И всё же, этот обрывочный голос не стоило игнорировать, он отчего-то манил меня и казался смутно знакомым.
Я вышел за дверь и постарался отдаться инстинктам, которые повели меня прямиком на кухню. Откуда я знал, что именно туда? Я был серым котом и чувствовал себя так, словно владею самим адом. Я не мог не знать.
Мое кошачье тельце вдруг вздрогнуло. Прянув ушами, я поднял голову вверх и замер. Но не поверил. Нет, этого не могло быть. Я просто не мог в это поверить. Не мог знать, ожидать, что в этой маленькой кухне смогу поднять взгляд вверх и увидеть её глаза. Её глаза.
Пахло чаем и кошачьим кормом.
Глаза немного слезились.
Сердце колотилось.
Я судорожно пытался понять, кто я такой и кем должен быть на самом деле. Каким человеком. И тем ли человеком, которого размазало по асфальту? Или каким-то другим? Может быть, тем, который теплой-теплой осенью проснулся с утра пораньше и выстрелил в своё сердце?
Кто же я всё-таки такой.
Мне так хотелось прижаться мордой к её ноге - выше я, наверное, просто не достал бы. "Лена, моя Лена" - думал я, ощущая, как трудно твердо стоять на земле и какой гордостью, какой добротой наполняется мой собственный взгляд, стоит мне только взглянуть на неё.
На миг мне стало страшно, что она никогда не узнает, кто я. Метнувшись к своей миске с кормом, я сунул туда лапу и резко дернул, так, что куча корма с хрустящим звуком высыпалась оттуда. Заметавшись вокруг этой кучки, я попытался собрать из кусочков корма что-то вроде "SOS", но пухлые лапки меня подводили раз за разом, всё получалось так криво, что я просто долбанул по полу лапой, рассыпая всё ещё сильнее.
Ещё мне очень хотелось чаю, но сделать его самостоятельно я больше не мог. В отчаянном порыве я попытался запрыгнуть на стол, но силы вновь подвели меня. Я сорвался и упал на бочок прямо в рассыпанный мною корм.
Чувствуя всю безысходность своего положения, я так и остался лежать там, среди разбросанных корминок, любящим и грустным взглядом посматривая на Леночку и понимая, что нас опять что-то разделяет. Не расстояние, не жизнь и смерть, так кошачья шкурка. Когда же, чёрт возьми, мы будем счастливы.

+1

5

Когда на горизонте появился кот, Лена выдохнула, покачала головой и с улыбкой уселась на пол. Угловой шкаф служил хорошей опорой, а дверца не давила на спину так, как давила любая другая своими ручками. Накинув плед на голову, она взяла осторожно большую чашку с теплым чаем и только собиралась сделать глоток, как так и замерла, рассматривая кота. Кот был на редкость странным. То есть, вел он себя очень странно. Он не ел, а лишь выскребал корм из миски, что-то пытался сделать, тогда, как в любой другой день с остервенением набрасывался на него, не забывая в это же время люто рвать и метать, ненавидеть рыжеволосую девушку. В поведении кота что-то кардинально изменилось, но она не могла понять, что. Решив пока отставить чай, «Рыжая» слегка приподнялась, поставив чашку на стол, а сама же удивленно рассматривала кота. Что, черт возьми, не так.
- Кузь, что случилось? – она всегда мечтала, чтобы кот научился говорить, научился отвечать четко на ее вопросы и мог всегда сказать, если вдруг его что-то беспокоило. Это обычно бывало в такие моменты, когда кот, как обезумевший, носился по комнате, изредка мяуча. Или же, например, когда ему снились страшные сны, и он соскакивал с подушки и осматривался по сторонам. Или когда ночью неожиданно тянулся к дверям и просил выйти, чтобы покричать на кухне.
Сейчас же случай был другой. Подобного от кота девушка не ожидала, ибо никогда не видела его таким.
- Кузь, я все понимаю, если ты не хочешь есть, то, ну, не ешь. Только вот теперь проснется собака и сожрёт твой корм. Ты снова расстроишься. Блин, - она была дико взволнована, наблюдая за его поведением.
Кот же попытался запрыгнуть на стол, и у него это не получилось. Ладно, подобное уже происходило несколько раз, но тогда он сразу же делал невозмутимый вид, а вот теперь... Теперь он просто лежал. Лежал там, куда упал, позволив корму путаться в шерсти. Лежал и смотрел на Лену. Таким странным взглядом. То есть, по жизни он и так смотрит странным, ненавистным взглядом, но сейчас, пускай его взгляд все также приобретал характерные нотки ненависти и презрения, однако теперь там что-то было и другое.
Пододвинувшись обеспокоенно к коту, девушка осторожно взяла его на руки, провела рукой по шерсти, одновременно стряхивая из оной остатки корма. А затем вернулась обратно в угол, выпрямила ноги и осторожно усадила кота, все так же поглаживая его. Она привыкла, что если перестать его гладить, кот уйдет. А сейчас этого очень не хотелось, пускай он и Сатана. Сатанинский кот.
Девушка усмехнулась, почесала животное за ушком
- Все хорошо, Кузь. Опять что-то страшное приснилось, а ты не понял, что уже в реальности?
Она не ожидала ответа. Просто порой хотелось поговорить с кем-нибудь вот так вот, не о чём. Особенно с утра пораньше.
Рука непроизвольно потянулась за телефоном, который, конечно, Лена не могла оставить в комнате. Телефон – это же вечный атрибут девушки. Телефон с ней всегда, он и нужен для общения с внешний миром, поскольку окружающие люди тут, в реальности, были слишком не теми. Слишком помешанными, слишком отличными от нее. Она не понимала их, а они ее. Иногда звали куда-нибудь, наверное, пытались понять, что же такое – Лена. Вот только ничего у них не получалось. Она не хотела к ним. У нее были свои идеи, свои планы.
И в эти планы входил еще один человек. Человек, который был той самой необходимой ей родственной душой, но так сложились обстоятельства, что человек этот находился слишком далеко. Слишком далеко, чтобы просто взять, собрать вещи и выйти из дома, дойти до него и вот так непринужденно поговорить.
Человек, которого не было до сих пор в сети. Волнение. Оно с каждым новым часом без него становилось все сильнее, заглушало остальные чувства и мешало думать о чем-нибудь другом. Зная каждый час, когда отходят от перрона поезда, Лена в очередной раз тихо бормотала под нос о том, как же жаль, что не хватает денег на небольшую, но очень значимую поездку, чтобы узнать, что же произошло, и где он.
Кот знал о каждом ее волнении, поскольку она постоянно просила у него что-то невозможное. Каждый раз, так и сейчас.
- Кузь, Макса еще нет. И не было. Слушай. Ты же Сатана, ну. Ты же можешь проверить, как он там, можешь сообщить, если вдруг не спит, что я, ну, жду его. Просто все как-то странно. Это непонятное чувство волнения, страха. Просто появившееся совершенно неожиданно. Я чего-то боюсь, кот.
Она знала – Кузя не сможет ответить ей. Пускай серый кот и является Сатаной, пускай он и понимает ее, но ничего сделать с этим не может. Может быть, оно и правильно. Вот только от этих мыслей чувство тревоги никуда не исчезло, оно продолжало обитать рядом. И от него все также хотелось зарыться все глубже в плед.

+1

6

В какой-то момент я почувствовал прикосновение ко мне и удивленно дернулся. Тут же гравитация словно отказала, я подлетел вверх на руках Лены. Оказавшись у неё на коленях, я нервно сглотнул. Такие вещи - похлеще любого аттракциона. Тем не менее, когда её рука зарылась в теплую кошачью шерсть, мне стало спокойнее. Я не мог  как следует прочувствовать ласку, хоть мне и было приятно - моё волнение, непонимание, они затмевали почти всё.
Живот грустно заурчал, но в горле стоял комок, и не было даже мысли о том, что можно просто спуститься и поесть.
Нет, нет... я совсем не мог. Я закрыл глаза. Перед глазами - залитая солнцем трасса и искорёженное железо. И я, обычный серый кот, стою посередине дороги. Вокруг столпились люди, что-то кричат, я уже не понимаю их, слишком нечленораздельно, слишком...
Корм снова лежал в миске. Я прошел мимо, стараясь не отвлекаться на голос Лены. Я знаю это грызущее чувство, когда того самого человека нет рядом, и не знаешь, что с ним, как он, этот человек. Поэтому мне нужно сделать кое-что... я ткнулся с разгона в компьютер. Потом прыгнул на стол, уцепившись за клавиатуру. Та подскочила и стукнулась об стол, и я, разжав когти, упал обратно. Вторая попытка, тем не менее, удалась.
Хм, мои лапы явно не предназначены для такого. Где мои пальцы? Без них так сложно. Эти кошачьи пальчики ни на что не  годны. Меня это определенно злит. Я несколько раз бахнул лапой по клавиатуре, потом прошелся, потом сел пушистым задом, магическим образом пытаясь вызвать "ворд". Ничего. Только тридцать девять вкладок журнала. Гениально, Макс. Гениально. Сердито хлестнув хвостом себя по боку, я ювелирным движением накрыл мышку лапой и попытался подкатить к значку ворда. Промазал. Потом ещё. И опять. И снова... опа, попал! Определенно, этот процесс напомнил мне о чем-то из прошлой жизни.
Итак, передо мной страница ворда, абсолютно пустая и чистая. Я задумчиво опустил лапу на клавиатуру, и по экрану поплыли буквы. Во имя всех кошачьих дьяволов, как мне вообще что-то написать ей с такими пальцами?!
Я постарался нажимать нужные буквы, в итоге задел капс лок, и получилось нечто непонятное. Меня разозлил весь этот текст, я начал в бессильной злобе барабанить лапами по клавиатуре...
0з0з0з0з0з0з0з0з0з0з0з0з0зз0з0з0з0з0з0з0з0з0з0з0з0з0з0з0з0з0з0роллдпрогноннннннгонгпропр
опроорлрлЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖДДДДДДДДДДДЖДДДДДДДДДЖДДДДДДДДДДЖМ000
0000ККСПППРООПЕЛЛПДДДДМШШШГГНЕЕУ88888888888
0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З0З
ЭЖДДДДДМШИИИНАМИИИАААКССССББЬЬЬЛ
ЛЛЛЛЛНННПППППППММММММГИТТИИИММЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯКККККККК5К55К500000ТТТТ
0З0З0З0З0З0З0З0З0ЗЩШЩШЩШЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩ
ЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩЩ
ФЫВЫВАЫВАЖДДЖСМИСЩШГФЫКЫВАЫ
АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА
ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА
ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА
ААААААААААААААААААААВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВАААААААААААААААААААААААААВВАААААА
ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААРОООООООООООРРРРРРРРРРОО
ОРРИИИИИИИИЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВВЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ
ЕЕЕ7Е7777777ЕППППППППЕППППППППЛОООООООООООРХХХХХХХХХ--Х-Х-----ХХ-000
0З0ЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗ0З0З0З0З0ЗЩЗЩЗЩЗЩЗВВВВВВЩЩЩ
КККККСССЫЫЫССС
АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААПАПАПАП
АППППППППППППППППППААААААААААААААААААААААААРРРРРРРРРРРРРРРРРРРООООО
555555555555555555555555555555555555555555455555555554544ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕНННННННННН
ННННННННН
ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХЧЧЧЧЧАААААААААААААААЮЮЮЮЮЮЮЮЮЮЮЮ
ЮПППППППРПВПРДДЗЖЗЗЗЗЗЗЗЖЗДДДДДДДЖЗДДДДДДДДДДЛДЖ
ЫВАПААПППППППЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯТААААААААЯЯЯЯЯНННННННННННННКЕЕКООТТТОТ
ВВВВВВВЩВЩВЩЩВЩВЩ
0З0З0З00ЗЗЗЗЗЗЗ
ВУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУЩЩЩЩЩЩЩ

Спрыгнув со стола, я метнулся к спинке дивана. Разложившись на ней и спустив лапы вниз, я почувствовал, что мне немного лучше. Интересно, Лена разгадает моё послание? Нет, безусловно, это выглядит странно, но я же СТАРАЛСЯ, и наверняка прекрасно видно, что это писал человек, а не какой-нибудь там кот.
"Лееена..." - грустно подумал я, вспоминая её глаза. "Знала бы ты, где я сейчас на самом деле, пока твой кот берёт выходной в Аду".
Подушечки лап немного болели и были напряжены, я машинально лизнул одну из них. Неожиданно мне понравилось, и я облизал всю лапу. Капля слюны капнула на диван, но я даже не обратил внимания - Я МОГ ЛИЗАТЬ СЕБЯ ВЕЗДЕ!
Поперхнувшись шерстью из-за некоторой неопытности в этом деле, я скатился со спинки дивана и едва не упал на пол, машинально ухватившись когтями за обшивку. Тяжело дыша, я сел и облизал губы. Удивительное дело. Несмотря на некоторую неловкость, моё тело было гибким. Я почувствовал желание запрыгнуть в шкаф, но подавил его. Вместо этого я растянулся на полу у двери, поджидая Лену.
Мне определенно нужно было сказать ей пару слов.

Отредактировано Меровей (16.11.2015 03:17)

+1

7

Нельзя было сказать, что звук бьющейся клавиатуры о стол не напугал Лену, но ее голова была полна разнообразных мыслей, потому она и задержалась на кухне, снова сжимая в руках  еще не остывшую чашку с чаем.
Холодно.
Воздух в кухне еще не нагрелся, от чего чувствовалась утренняя прохлада, пробивающаяся сквозь плед. Вздохнув, Лена сделала очередной глоток чая и, обнаружив, что сигареты остались где-то в кармане толстовки или, возможно, в рюкзаке на самом дне, осторожно отставила чашку, поднимаясь с холодного пола. Почувствовав на мгновение еще больший холод, Лена поежилась и, накинув на плечи плед, взяла чашку и телефон. Только после этого в еще не проснувшийся разум снова заглянула «мысль». Клавиатура. Стукнула клавиатура. А это значит, он снова забрался на стол и, скорее всего, снова хочет покуситься на свободное пространство на столе, скинуть небольшой светильник и открыть сто тысяч вкладок. Ему, наверное, нравилось смотреть, как Лена, держась за голову, ругается и одновременно закрывает всю это котовасию, чтобы добраться до значка интернета.
А компьютер. Компьютер редко, когда выключается. То есть, он конечно переходит в спящий режим и вроде как инсценирует свой «сон», но, само собой, работает. Стоит только нажать на любую кнопку, как перед глазами предстает рабочий стол с редко меняющимися картинками. Лена не может найти что-то, что могло бы греть ее душу, посему значков на рабочем столе тоже тьма тьмущая. В основном это какие-то сохраненные картиночки, ярлыки с играми, еще пока не убранные в полуспрятанную папку. Но она обязательно разберется. Также обязательно, как однажды устроит приборку с захламленной комнате.
Пробираясь сквозь полутьму квартиры, Лена дважды чуть не наступила на собаку, которая раскинула лапы прямо перед входом в ее комнату.
- Рекс, тебе нравится, когда на твои лапы вот-вот наступят? Ты бы убирал их чтоль?
Собака лишь устало вздохнула, открыла глаза и покосилась на Лену. Странный пёс. Чаще всего он делает вид, что не слышит никаких претензий, однако едва его зовут есть, вся его «глухота» снимается рукой. Также, как когда Лена возмущается на его присутствие в комнате. Кот не любит, вот она и не пускает.
Да что там, она пускает в комнату только избранных. Это она и кот. ну и раньше была одна, да только теперь у нее совершенно другие дела. А Лене и наплевать.
Умудрившись обойти осторожно ножку дивана, мимо которой трудно пройти, не запнувшись, Лена отмечает, что ей, на удивление везет сегодня. Правда впереди еще два препятствия в виде коробки и интернет-провода, проведенного через всю комнату по полу. Он был когда-то убран более-менее нормально и не мешал переходить, но, как уже говорилось ранее, нежелательные люди, посетившие комнату, все портят своим присутствием. Запинаются обо что-нибудь, вырывают из уютного времяпровождения своими очередными предложениями или просьбами. Хорошо, что утром тихо. И никому нет совершенно дела до нее.
Скинув с плеч плед на кровать, Лена нахмурилась. Знала же, что нельзя оставлять надолго комнату открытой. А теперь и сюда пришла эта чертова прохлада утра. Либо же окно снова где-то продувает. Ну и ладно, в принципе, пускай так и будет. Возможно благодаря сохранившейся утренней прохладе днём будет легче.
Кот лежал на полу. Видимо, удобства стола его в этот раз совершенно не устроили, что было несколько удивительно.
- Тебе надоело вредничать мне, сидя на столе, вылизываясь и мявкая?
Она поставила на стол чашку, подключила телефон к зарядке и, осторожно забираясь на диван, стоящий у стола, краем лаза заметила открытый ворд.
- Кот. Блин. Снова?
Нельзя сказать, что Лене не нравились посты кота, но когда его посты состояли из двух символов и были «красочно» расписаны аж на пять страниц вордовского документа, это злило. Он как бы насмехался над Ленкой, ежедневно выписывая что-то «интересное», рассказывая как бы про свою жизнь. Ну да котом жить вполне легко. Главное, чтобы кормили, давали спать и чтобы лоток всегда был чистым. Однако, этому серому комку по-видимому наскучила обычная жизнь. Вот он и пишет мемуары.
Тем не менее, несмотря на некоторую злость, испытываемую к коту, она усмехнулась, глядя на серый комок шерсти, а потом только глянула на экран.
Поначалу символы казались вполне знакомыми. То есть, она часто видела его долгие рассуждения о жизни. Но стоило углубиться в это подробнее, как сообщение стало смущать Лену. Привыкшая к тому, что кот нажимает обычно рядом стоящие буквы, она замечала некоторые несоответствия в данном написании.
«Неужели я действительно думаю о том, что тут может быть что-нибудь спрятано?»
Кинув взгляд на кота, она еле заметно улыбнулась
« Конечно. Сатана знает, о чем пишет»
Увы, исходя из того, что Лене удалось раз на пятый прочесть, ситуация была совершенно плачевная. А сонное состояние сняло как рукой.
- Кот.
Она не смогла больше ничего сказать, просто свернула всю катавасию на рабочем столе и открыла вконтач. Нет. Она обязательно дождется его сообщения и удостоверится в том, что все хорошо. И что кот – это всего лишь кот, и что он ничего этим не хотел сказать.
Доброе утро~

Отредактировано Соул (03.12.2015 13:21)

+1

8

Пригорюнившись, я сидел и вылизывал лапу, стараясь делать это как можно более тихо, помня о том, как Лена не любит все эти лишние звуки. Видимо, она не поняла меня. И это было вполне нормально - я сам, поглядев вместе с ней на экран через несколько минут после того, как написал это, понял из написанного может пару слов, но не более того. Видимо, и ей текст показался просто набором букв. Хотя... зная Лену... ну неужели она ничего не увидит в моём послании? Конечно увидит. Но для начала нужно привлечь её внимание ко мне.
Живот голодно заурчал, и я вспомнил про корм на кухне. Естественно, я пробовал кошачий корм и раньше. В моей жизни вообще было немало извращений. Но разве мне понравится этот несоленый сушняк, даже теперь, в кошачьей шкурке?
Я прошагал на кухню, осторожно обойдя собаку и очередной раз вспомнив, что когда-то хотел погулять с ней. Забавное, должно бы, зрелище - кот, пытающийся удержать поводок в зубах и собака впереди. Наверное, увидев это, Лена бы точно узнала меня. А впрочем, я всё равно не найду поводок. И тем более, не пристегну его к собаке. Я поднял лапу и посмотрел на неё. "Криволапый идиот".
Устало вздохнув, я дошел до миски и взял в зубы немного корма. Неожиданно почувствовал на языке собственную шерсть, но всё же съел, чувствуя отвращение к несоленым кусочкам и собственным шерстинкам.
Не, я так не могу" - подумалось мне. "Надо с этим что-то делать".
Запрыгнув на стол, я поискал нужную банку и мощным ударом пухлой лапы сошвырнул её со стола в сторону миски. Удивительно, обычно я промахиваюсь в моменты таких маневров. Но вот сейчас банка попала точно в миску. Крышка от удара слетела с неё, соль высыпалась в корм, а часть ещё и около миски. Банка же медленно покатилась куда-то в закат. Спрыгнув со стола, я грустно посмотрел на миску с горкой соли над кормом и несколько раз царапнул холодильник, пытаясь открыть. Ручка была довольно низко и, приподнявшись на задних, я обхватил её двумя передними и закрепил хватку когтями. Понатужившись, дернул. Дверца холодильника отъехала в сторону, а я чуть не упал на спину. И так, предо мной предстало царство полок. Причем самое вкусное, как водится, было наверху. Рыча, ворча и почихивая от шерсти в бессильной злобе, я подпрыгнул и сбил майонез. Он шлепнулся передо мной. Открыть крышечку я, конечно, не мог. однако мог прокусить упаковку так, чтобы на ней появилась дырочка. Придавливая упаковку лапой, я огромными буквами написал на полу кухни "ПЗДЦ" и случайно вляпался хвостом в "Ц". На этом приступ злости сошел на нет, оставив после себя только голодные позывы, открытый холодильник и пол в майонезе. Про миску с солью я тактично забыл.
Собственно, мне нужна была Лена. Её внимание. Интересно, ей не надоело ждать от меня ответа? Эхх. Ну вот что я за человек? Мог бы и ответить, между прочим. Мог бы... хм, а где я сейчас? Ну, настоящий я. Даже интересно, я вообще... выжил? Или мне теперь всегда быть этим пушистым засранцем?
Пхе, дурацкие вопросы. Только мешают. Пройдя к Лене в комнату, я снова решительно запрыгнул на компьютерный стол, но не учел своего испачканного в мазике хвоста и мазнул им по её руке, после чего случайно положил на клавиатуру. Посмотрев на неё извиняющимся взглядом, я попробовал стереть майонез с кнопок лапкой, но только больше размазал.

+1

9

Ответа не было. В принципе, а чего еще можно ждать? Времени на часах еще мало, а от того, что она проснулась рано, не обязательно просыпаться рано и всему миру. Не обязательно просыпаться рано и Максу. Выдохнув, Лена ткнула на первый попавшийся значок тытрубы, что прятался во вкладках браузера. Зайдя в подписки, она, впрочем, и не ожидала увидеть что-то стоящее, вспомнить, сколько ненужных подписок было сделано ей годами назад. Глупые воспоминания. Сейчас все это, тащем-то, и не имело значения. Как бы сильно девушка ни пыталась отвлекаться, что-то ее заставляло волноваться. А от попыток успокоить себя, становилось только хуже.
Кажется, холод не проходил. Стянув со стула толстовку, она осторожно накинула ее на себя, закатала рукава, нацепила на голову капюшон. Вновь пробежалась глазами по подпискам, пощелкала на какие-то видео, но и те сразу закрывала, проматывая до середины. Скучно. Все не то. Честно говоря, Лена не знала, куда себя деть. Можно было, в принципе, затеять уборку в комнате, почувствовать себя как-то более отстранено. А можно было просто завалиться на диван, потискать кота. А потом случайно уснуть, вслушиваясь в его тихое мурлыканье. Минут через пять проснуться, конечно, потому что эта серая корова захочет выбраться из объятий, вырываясь и крича так, словно его не обнимают, а пытаются вырезать почку. Кот, на то он и Сатана, был всегда странный. Покладистый, послушный. Пока ему не надоест. Тогда, вероятнее всего, он вырвется из рук и ползет к дальнему углу дивана, по совместительству кровати. Ну, или на подушку, что ему нравится больше. Больше, чем ранним утром укладываться на голову  хозяйки и довольно поцарапывать ее лоб. А потом с неодобрением наблюдать, как она считает очередную царапинку на лбу и тихо шипит на то, что не понимает, откуда эта ерунда берется.
Кот куда-то исчез. Вышел из комнаты. Рыжая было подумала, что он ушел просить жрать на кухню, либо же выжирать из пакета, потому что еда в миске ему не понравится, как и обычно. Никаких криков, однако, не последовало. И шуршания пакета в том числе.
«Ушел спать в лоток»
Это была единственная мысль, и Лена, не знающая еще, какой тотальный кошмар ее ожидает, потянулась к наушникам.
«Включу что-нибудь. Потом отпишу долги по постам. А потом и Макс придет. Увидит посты. Обрадуется. И все будет хорошо»
Но стоило только нажать на вкладку с аудиозаписями вконтача, как на кухне что-то звонко зазвенело.
- Ой, твою мать, КУЗЯ! – вздрогнув от неожиданного шума на кухне, девушка стала мысленно перебирать, что же мог уронить кот. Банки с вареньем и всяческими заготовками были в холодильнике. Отец забрал свой планшет с собой на работу. А мать телефон не оставляла. Чашки кот обходит аккуратнее, да и звук был бы явно другой, не такой совершенно. Кому, как не Лене знать.
- Кот, если ты уронил что-то ценное, ты почувствуешь адскую боль!
Ответ нулевой. Видимо кот был занят ломанием кухни, от того и молчал. Ни единого противного мявка.
На секунду Лене показалось, что это было ведро с водой. Вот тогда-то стало по-настоящему страшно. Ей хватало бешеных соседок с первого этажа, которые делали навесные потолки, а затем орали, что эти навесные потолки ломаются из-за наплыва воды. Однако как бы бешеные соседки не старались, Лена-то знала, что навесные потолки не продавятся от воды, которая поступает раз в год из квартиры Рыжей.
Кстати, серый бунтовщик уже пришел. Без разговоров сел на компьютерный стол, чет вызвал бурю негодований Еленки. Но оно сразу же сошло на нет, едва та увидела испачканный котовий хвост.
- Куда ты вляпался? И что ты уронил на кухне?
Лучше было бы сходить проверить, однако Лена наивно ожидала, что кот ответит на вопросы. Но пока она наивно надеялась на это, кот умудрился испачкать как ее руку, так и клавиатуру. На ругань не оставалось слов. И настроения. Почему девушка только хмуро посмотрел на него, почесала за ушком и, вытерев рукавом (он все также был закатан) толстовки клавиатуру, лениво поднялась:
- Пойду оценю масштаб твоих разрушений. Надеюсь, ты там не слишком сильно разошелся?
Напоследок, перед выходом из-за стола, девушка снова проверила вконтач, вкладочку с личными сообщениями. Мигало одно, но оно было уже довольно-таки старым. А от Макса ни слова. Она могла бы и проверять его онлайн исходя из слов в правом углу на странице своего любимого человека, однако уже давно заметила, что будучи с телефона Макс не был виден в онлайне.
- Ты кстати идешь со мной – пробормотала Рыжая себе под нос, взяла на руки кота (забыв о том, что он испачкан) и, прижав к себе, с трудом выбралась с дивана. А затем, обходя препятствия одно за другим, отправилась на кухню.
Сам кошмар она умудрилась увидеть уже с коридора.
- Ох, ты ж...
Следующее слово она решила тактично проглотить, вдруг проснется человек «соседней комнаты», услышит это, да еще и прибежит ворчать. А Лене точно этого не надо было. Осторожно спустив кота с рук, девушка оперлась плечом о косяк. Глянула в кошачью миску. Увидела в миске соль. Много соли. ОЧЕНЬ МНОГО СОЛИ.
- Солянка, прости меня, я не смогла тебя спасти от кота. К тому же, не тебя одну.
Взгляд упал на буквы, выведенные майонезом (по крайней мере, пачка, лежащая рядом, как бы говорила об этом):
- Черт.
На большее не хватало и слов. Лена честно пыталась себе внушить, что эти буквы только похожи на буквы, а на самом деле это просто кот поигрался с упаковкой майонеза. Чего он не делал никогда. Но все бывает впервые. Она не понимала, что творится в это утро с котом. Не могла связать и двух мыслей. Как бы она не вертела в голове мозайки мыслей, ничего путного не приходило на ум. Разве что мысли, которые она пыталась откинуть. Все эти высмотренные слова в котопосте. Солянка. ПЗДЦ.
Покачав головой, та на несколько секунд вернулась в комнату, а после, уже с пачкой и зажигалкой, выбралась обратно. Убрав «атрибуты» в карман, девушка снова взяла на руки кота, переступила через это самое ПЗДЦ и уселась в свой угол, посадив кота на колени. Однако взгляда с кота Рыжая не сводила.
«Кузя» смог заменить ее мысли какими-то другими.
Более страшными.

+1

10

Любой другой наверняка бы рассердился, но реакция Лены была иной. Я с чувством горечи и вины смотрел на вытираемую ей клавиатуру и мысленно просил прощения за раздолбайство и склонность поддаваться эмоциям. Она обхватила меня рукой, и я украдкой лизнул её палец, чувствуя, как тепло в её объятиях, когда она прижимает мою шкуру и подшерсток, греет и себя, и меня. Где-то там бьётся её сердце, и я каждый раз волнуюсь, прислушиваясь к нему. Волнуюсь за каждое его биение. Пахло майонезом. Сильно пахло. Моё обоняние намекало на то, что мы оба перемазаны им как майонезные чудища, но реальность говорила, что испачканность составляет куда меньший процент. Брррр.
Я прижался к Лене головой и молча лежал так в её руках, пока мы не добрались до кухни, где она выпустила меня. Да, не очень красиво получилось. Корм этот дурной с горкой соли на миске, ПЗДЦ белым майонезным шрифтом на полу. А вообще, это же мой почерк! Как его можно не узнать? Хотя, буквы-то печатные... а, ладно. Я подумал, что Лена пойдет за каким-нибудь набором из тряпки, щетки и швабры, чтобы убрать мой бедлам, но она пришла с сигаретами. Это меня успокоило - сказались мои старые привычки. Я поудобнее устроился на коленях и уткнулся носом в её живот. Можно было уснуть, да и меня немного клонило в сон, но запах табака, ставший в разы ощутимее, отвлекал меня.
Я не был обычным котом. Я был котом, ощущающим четкое желание покурить. И, естественно, не могущим покурить в силу своей котовьей физиологии.
И тем не менее, сигареты были совсем рядом. Запах табака и майонеза. Я осоловевшим взглядом посмотрел своей Лене в глаза. Это ли не лучший аромат какой-нибудь линейки духов для пациентов психиатрической больницы "Белые Столбы"? Мне нужно было действовать быстро. Я положил теплую лапку подушечкой на её руку и неумело замурлыкал. Немного расслабиться... и расслабить...
Один рывок, и я уже вскакиваю с её колен с молниеносно вытащенной из кармана пачкой. Отбегаю на несколько шагов и яростно потрошу пачку, вытряхивая её содержимое и быстро махая тяжелым, пушистым хвостом, слабо надеясь на то, что это немного задержит Ленку. Сигареты - это лучшее, в сущности, что может быть дано коту. Спички - слишком мелкие. Карандаши - слишком большие. Сигареты - в самый раз, чтобы двигать их лапами. Пусть слишком прямые линии и буквы. Это куда проще, чем чертить майонезом ПЗДЦ, особенно эту проклятущую Д. Я чуть отошел, чтобы освободить место для Лены. Рядом с изодранной пачкой выложенные буквы:
Я ТУТ
М

Я смотрел на неё снизу вверх. Впрочем, мне это уже привычно. Так я вижу её всю, какая она есть. Она - мой милый птеродактиль с глазами грустной собаки. Не важно, что волосы встрепанные, а глаза усталые и немного запавшие - я люблю её именно такой, какой она стоит передо мной и смотрит на мои слова.
Моя Лена. Мой последний приют. Она - все мои цвета, она - сама изменчивость. Я - огонь и вода, она - огонь и поленья в костре. Я же стану дымом этого костра, но не растаю в атмосфере благодаря ей. Лена - моё солнечное лето, лето моей души, и пора бы ей уже это понять. Если бы она слышала, как бьётся моё сердце. Если бы она видела мои глаза. Хотя, если честно, в тот момент, когда я смотрел на неё...

У меня были грустные глаза.

http://troll-face.ru/static/mememaker/f/f/54745-plachuschij-kot.jpg

Она, мой теплый зверик, всё для меня. Я прижался грустной мордочкой к её ноге и стоял так, не двигаясь и беззвучно подрагивая от нежности к ней.
Однако ни одно мгновение не вечно. Я туманным взглядом посмотрел на неё и, подтянувшись, дернул за рукав толстовки.
"- Раздевайся, что ли. Испачкались оба как придурки".
Но я был просто кот. Уже даже не Макс с "добрым утром" из ВК, а просто мать его кот. Коты не могут даже написать "я тебя люблю", чтобы как-то выразить свои чувства. Трудно быть котом. Труднее, чем самим собой. Но я знаю: Лена поймёт меня. Она примет любую развязку событий. Она будет со мной. Ведь Лена любит меня. Да что там меня, мою душу, мои слова, не всегда умные. За что она меня любит... как же я благодарен ей...
Я ещё раз дернул за рукав толстовки. Наверное, она теперь захочет покурить. Но если она будет курить, я обижусь. Я ведь больше не могу курнуть. А я, между прочим, хоть и кот, а человек.
"Леночка...  родная..."
Я нервно сглотнул, заново окунаясь в страх потерять её. Мою любимую.

+1

11

Лена думала, что то, что творилось с котом ранее – это странно. Однако то, что происходило дальше, выходило полностью за рамки правильности, в которой так привыкла жить девушка. Кот, ставший в ее глазах и без того странным, предпочёл и дальше творить вещи, которые по сути обычные коты никогда творить-то и не будут. Не будут забирать пачку с сигаретами. Не будут трепать эту самую пачку так, словно всю жизнь (а кот примерно столько) ненавидели чертов запах табака. И более того, не будут составлять какие-то слова из тех же самый сигарет. Слова, которые могут значить что угодно. На которые на первый взгляд можно и не обращать внимания. Но Лена. Лена, черт возьми, привыкшая видеть во всём знаки, не могла оставить это незамеченным.
Она почувствовала, как сердце начало биться бешеней, как по телу пробежала лёгкая дрожь. Нет, конечно, Лена могла бы все это списать на ту же шизу, либо же паранойю, но тяжело списывать что-то, что слишком уж явственно лежит перед тобой, на поверхности.
Слишком много мыслей. Слишком много причин для принятия той самой действительности, которую Лена не хотела принимать еще минутами назад, видя во всем нечто подозрительное, начиная от странного поведения кота утром, и вплоть до послания, запрятанного в, казалось бы, хаотичном расположении букв в очередном посте кота.
Осторожно поднявшись вновь на ноги, девушка положила правую руку на лоб, нахмурилась. Снова попыталась осознать и смириться с тем, что творится рядом с ней. Кот. Кот – не кот. Кот – некий М, про которого Ленка соответственно знала. И понимала, что хочет до нее донести «некот».
Но, черт возьми, разве такое бывает в реальности? Она же не спит? Правда же, не спит?
Как бы в оправдание своим мыслям, рыжая осторожно ущипнула себя за руку. Больно. Когда-нибудь она научится делать это действительно осторожно.
Боль – значит, не сон. Хотя, если вспомнить некоторые сны, которые снились Лене когда-то, боль можно почувствовать и во сне. Возможно, со стенку снова отпала булавка, крепящая плакаты. Тогда есть вероятность, что эта самая булавка могла вцепиться в руку во время очередных «сонных» ёрзаний девушки. Вот только одно но: булавки так далеко не прыгают, они же, черт возьми, не какие-то там лягушки. И обычно впиваются в ноги.
Вариант с затекшей рукой отпадает практически сразу же. Ну, хотя бы, потому что тогда она бы проснулась и валялась бы еще долго, задумчиво держа правую руку левой, ощущая постепенно приходящее покалывание.  И все это было бы под крики кота. Настоящего кота, соответственно. Кота, который вечно прожорлив и недоволен. Который, когда его гонишь с кухни в комнату, сворачивает к лотку. Чисто из вредности.
Но это не сон. Пускай слишком уж и похоже, но нет. Сон не может быть настолько реальным. Невозможно чувствовать ТАКОЕ удивление, каким его чувствовала Ленка.
Из мыслей ее вывело касание кота.
В ту же минуту девушка взяла осторожно кота на руки, посадила его на стол.
- Кот.
Назвать кота именем любимого человека, пускай это все также было догадками, Ленка не могла. Все-таки кот – это кот, пускай даже не очень и кот. 
- Ко-от.
Аккуратно проведя по шерсти рукой, Лена коснулась пальцами кошачьего уха, а затем осторожно начала почёсывать его.
- Чёрт, я хочу знать, что происходит.
Заглядывая с некоторой грустью в янтарные глаза некогда бывшего реального кота, Лена задавалась множеством вопросов. Например, что вообще за ситуация произошла? Правильно ли она перевела то, что было написано в вордовском документе? Что будет, когда вернется настоящий кот? И вернется ли он вообще? Что случится с Максом?
Вопросы вводили в состояние некоторого ступора, безысходности, безвыходности ситуации. Может быть, кому-нибудь она бы и могла дать совет по поводу подобной ситуации, однако сама себе она ничего не может дать.
Опустив голову на стол, рядом с котом, Лена прикрыла глаза.
В ее жизни происходила некоторая задница, разобраться с которой она не знала как.
Совершенно неожиданно вспомнились детские вечера, когда становилось несколько скучно. И тогда Лена открывала шкаф, либо же садилась на пол перед столиком, и доставала книги с множеством различных сказок.
- Может тебя поцеловать, чтобы ты превратился в моего принца?
Идея, конечно, так себе. Да и может ли быть такое в реальности? Хотя, черт возьми, кому и не надо сейчас думать о грани между реальностью и фантастикой, так это Лене. Это же сейчас в ее доме прямо при ней происходят вещи, которые сложно переварить и оставить так, как есть. 
Однако.
Коснувшись губами лба кота-«некота», девушка тихо выдохнула. А затем усмехнулась.
- Надо бы убрать всё с пола, как бы это грустно не звучало. А то мало ли, забудем о том, что тут творится.
Может быть, если бы квартира принадлежала полностью ей, девушка бы и оставила все на своих местах. Все-таки, за подобным кухонным явлениям забавно наблюдать да и кото-некото-творчество стирать жалко.
Так что, может быть чуть позже. Немного погодя. Потом.

Отредактировано Соул (10.01.2016 11:53)

+1


Вы здесь » Айваз: Повесть Луны » Эпизоды » Double Trouble [альтернатива]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC