Айваз: Повесть Луны

Объявление

Доброго времени суток, странствующий!
Вы ступили на земли Айваза, на территорию долины, что являет собой нечто разнообразное и прекрасное. Бескрайние леса и маленькие полянки, ледяной ветер и палящее солнце, острые верхушки гор и мягкие очертания холмов и… метеорит. Неземное тело, окруженное тёмной атмосферой, а воздух вокруг буквально пропитан магией. Кому же предстоит разгадать его тайну? Горной семье или Вороньему братству? Об этом поведает только Луна.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айваз: Повесть Луны » Эпизоды » You're so impossible


You're so impossible

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Место:
Нейтральные территории, лес.
2. Время:
Текущий год; осень.
За пару недель до настоящих дней.
3. Сюжет
Это происходило в лесу.
4. Участники:
Меровей и Соул.

0

2

Кто такой был этот Меровей?
Он любил тереться линяющей шкурой о деревья, любил переходить на иноходь, чувствуя радость от быстрого бега.
Иногда в тишине туманного утреннего леса он отсчитывал ритм и ступал самыми кончиками лап, стараясь делать свой шаг неслышным, тише, чем ходит мышь. Без признака усталости мог всю ночь сидеть у мягкого пламени луны, ожидая яркого рассветного огня, а потом бродить по сырым болотам, вдыхая запах зрелой черники.
Терпеть не мог, когда ночью кто-то пристраивался у его шкуры, пытаясь согреться и ненавидел, когда какой-нибудь лежебока предпочитал встрече рассвета планомерный сон до полудня.
Иногда грыз ивовую кору и смеялся над волчатами, повторяющими за ним. В бою предпочитал куснуть и отбежать, нежели получить прямой удар. Никого не любил и над всеми только смеялся, по-доброму или по-злому, хитро щуря зеленые глаза.
По молодости не желал никакой взрослой жизни и никому не спешил отдать сердце, предпочитая вольный ветер в загривок любым связям. Воображая себя уже довольно взрослым по навыкам и характеру, тем не менее, никогда не стремился быть занудным; не хотел брать и ответственности.
Вот такой он был, этот Меровей. Черная шкура, зеленые пожары глаз, вечный насмешливый оскал и определенная степень эгоизма, когда любишь себя так, что хочешь восхищаться, но при этом готов отдать себя во благо своим же целям.
Меровей не зацикливался на чем-то определенном. И, живя в стае с разномастными сородичами, никогда особо не поддерживал политику, лишь восхищаясь определенными действиями отца и видя самого себя в роли вожака, пламенной речью призывающего молодых бунтарей расчищать для себя путь. Путь в мире стариков.
Кому нужны эти серьезные морды? Если вороны бушуют, почему бы не ответить им тем же?
Меровей всегда был уверен в одном: мать нарочно пошла к воронам, чтобы он стремился с ними сразиться. Стал сильным и достойным. Враным на древе темном.
День Меровея никогда не бывает пустым. Если Меровей считает наполнение дня недостаточным, он идет вперед и делает то, что считает нужным сделать. Например, можно обгрызть уши товарищу или нарвать дикого чеснока и вывалить в нору, чтобы самые чувствительные выгребали его оттуда с руганью. Ещё можно гонять кроликов или избивать сородичей хворостом, в обилии лежащим под деревьями.
В общем, всякий день Меровея не обходился без какой-нибудь интересной вещи, делающей его уникальным, будь то съеденная на болоте лягушка, попытка познакомиться с лисой или нарушение какого-то запрета с последующими чтениями отцовских моралей, моралей старших воинов или ещё чьих-нибудь - не важно, чьих, для молодого бунтаря всегда найдется старик с глупыми (по мнению самого бунтаря) наставлениями.
Чем решил развлечься Меровей нынешним днем?
Он отправился туда, где ему могли лихо надрать задницу. Или он сам мог бы надрать кому-нибудь задницу.
"Удача, собрат. Одного я точно смогу уработать, но если их будет больше двух, я драпаю".
Но если быть честным, назвать благородную драку целью Меровея в этом походе нельзя. Скорее уж, он желал острых ощущений, лихих встреч, от которых холодок по загривку, невероятных событий и разговоров.
Есть в лесах такая отличная вещь, как звериные тропы. Скажем, кроме волка или лисы эту дорожку вряд ли кто заметит, но как правило, ведут они к охотничьим угодьям, мимо трясинных болот и буреломов.
Превосходным осенним вечером Меровей направился к лесам. Светило заходящее солнце, багряные листья кленов горели им. Меровею всё казалось, что они вспыхнут по-настоящему, отгорят положенное и застынут почерневшими, с запахом дыма и пепла.
Битый час он искал подходящее место на одной из троп, пока не нашел наконец раскидистый клен с тяжелыми, низкими ветвями. Запрыгнув на ветвь, Меровей зарылся в желтые листья и замер.
Много-много листвы и хитрый зеленый глаз, оглядывающий местность.
Догорающий закат и пронзительно красное солнце, какое только бывает осенью. Запах свежей хвои, коры и зрелых диких яблок. Это успокаивало Меровея и одновременно с тем зажигало некий внутренний огонь. Он был молод в то время, не познавший никаких горестей и совершенно лишенный какого-либо уныния. Прекрасный клыкастый хищник среди ярких листьев. Охотник в сердце самой осени.
Ветер принес незнакомый запах, и Меровей встрепенулся, чувствуя, как сильно бьется сердце. Первая жертва для лесного духа? Новый объект для интереса?
Наконец он почувствовал живое существо совсем близко.
- Эхе-ей, - протянул Меровей, высовывая из-под листьев черный нос и принюхиваясь. - Представься, что ты есть.
Кора клёна была удивительно теплой, и даже листья, укрывающие Меровея, были чем-то вроде второй шкуры.
Дерево, живое и могучее, тянулось к осеннему небу не слабее черного волка. Оно успело впитать в себя закат и пройдет уйма времени, прежде чем холодная ночь остудит ветви.
Ночь. И если облака не скроют луну, можно вновь бродить до самого рассвета, чувствуя силу в ногах и невероятную ясность в голове.

+1

3

Кажется, стоило перестать бегать с места на место, искать какую-то точку опора, всматриваться в чужие морды, кивать кротко головой знакомым. Пора бы уже осесть где-нибудь да перестать выпендриваться, находясь в вечном поиске места для «счастливого гнездышка», постоянно кочуя туда-сюда. Весь этот пафос, он же ни к чему, учесть, что в таком лесу сложно найти место для постоянного жительства, поскольку рано или поздно кто-нибудь, да сгонит с нагретой точки, отправит в путь дальний, да и бережно поможет собрать вещи, водрузит на спину.
Так и тут. Когда очередное место, облюбованное Душой, оказалось занято, волчица не сдержалась. Громко топая по лесу, она обиженно фыркала да перемывала косточки новоявленному врагу. Соль не знала, что и как пойдет дальше, поскольку перспектива объединяться с убийцами ее совершенно не радовала, а жить в стае, как казалось ей, было сущей глупостью, поскольку жизнь их размеренная и однотонная. До тех пор, пока на ту не нападают, конечно. Тогда там случается и более сущий ад, определенно не радующий одиночку. Она потеряла уже достаточное количество нужных ей волков из-за подобных войн, развивать этот навык, переводя его в привычку, белая не слишком-то и хочет.
Она делала очередной круг по осеннему золотистому лесу, хмуро пиная листву под лапами. Ее с головой съедало противное тянущееся раздражение, смешанное с разочарованием. Вроде бы сравнительно недавно покинула родные просторы, перешла в новые места, как уже и здесь все оказалось заучено на зубок. Она знала каждую веточку леса и нейтральных территорий, знала, где можно найти свою дочь в любое время года и суток, (поскольку Нера пряталась везде) знала, кто живет по соседству. Да только та небольшая куча травы, больше похожая на дупло, к зимней угрозе не подходит, а оставлять все так, как есть на данное время, не хочется.
Соул сбавила шаг, остановилась и растерянно подняла глаза к небу, пытаясь, щурясь, хоть как-то отвлечься от бытовых вопросов. Они порой загружали ее с лап до головы, то и дела накручиваясь, от чего Соль приходила в раздражение и ненависть. Сама сбежала от бытовых условий – сама к ним и пришла. Бесит. А она же еще такая молодая, чтобы парить голову подобными желаниями, ей бы только продержаться до поры до времени – когда весточки из родных стай будут, а дальше уж как ёж с пригорка будет кататься. Если бы только знать, что там произошло, черт возьми.
Небо упорно твердила, что время близится к завершению трудового дня, от чего одиночка удивленно щелкнула пастью. Да как же так? Совсем недавно она просыпалась, солнца едва-едва протискивалось сквозь горизонт, как уже вечер? И снова волчицу переполняло внутри раздражение, идущее вперемешку с возмущениями касательно быстро проходящему времени. На сегодня же было столько планов, да и, в конце концов, она хотела прогуляться с дочерью и узнать про ее успехи, но, черт возьми, не тут-то было.
Наконец-таки выйдя на малознакомые тропы, особенно для сегодняшнего дня, Соль решила, что двинется вправо, через кусты и близстоящие деревья. Может быть, в этом месте госпожа Фортуна повернется к ней нужной частью своего тела и покажет свое мастерство в деле? Однако, как бы ни так. Сделав примерно шагов десять-пятнадцать, волчица услышала чей-то голос, однако самого обладателя не видела. Удивленно озираясь по сторонам, белобрысая опустила уши, нахмурилась. Над ней, кажется, кто-то издевался, прячась. Да еще и, судя по трудноулавливаемому запаху, находился где-то против ветра.
- Я есть, - она замолчала практически сразу же, не зная, как бы себя правильно назвать. По сути своей, можно было представиться настоящим своим именем, а можно было просто назвать принадлежность к классу зверей – ответов на сей вопрос было огромное множество.
- Представься для начала ты. Чем ты являешься? – быстро пробормотав, волчица навострила уши, пытаясь понять, откуда будет идти звук, чтобы шагать прямо-таки по направлению к исходящему. Нет, практически никакого интереса в данном диалоге у Души не было, однако можно было выпытать множество занятных вещей, которые вполне могли бы подойти Сольке для очередного переезда на другую местность.
Она снова развернулась вокруг себя, однако ей совершенно не приходило в голову осмотреть ветви деревьев, с которых, возможно, и был слышен чужой голос.

+1

4

Храброе и благородное сердце в его груди забилось ещё сильнее.
Он едва не слетел с ветки, на которой удобно пристроился в рыжих и желтых листьях, когда услышал голос. Голос был женственно мягким, но с определенной долей ненавязчивой твердости, как будто говоришь не с кем-то мягкотелым, а с одиночкой, путешественником, странником. В этом голосе гранит и вьюга!
Меровей едва не захлебнулся своим ответом, который хотел стремительно излить на подошедшую ближе волчицу, но вовремя сжал зубы и промолчал. Краешком глаза он выглядывал неприметно из-за листьев, но видел только светлую шерсть, да и то весьма размыто.
Меровей не мог увидеть восхищения в её глазах. Не мог увидеть страха или интереса. Но ему хотелось!
Поэтому он решил действовать как можно более настойчиво, в соответствии со своими привычными взглядами на жизнь. Резко высунув голову из листьев, зеленоглазый внимательным, хмурым, взрослым, непременно серьезным взглядом осмотрел местность и остановился на незнакомке.
- Ты тоже это слышала, верно? - низко проговорил Меровей, спрыгивая с ветки и обрушивая наземь дождь из кленовых листьев. - Ищешь лесного духа, как и я? Уж поверь, я-то поймаю этого подонка! Не сегодня, не завтра и не послезавтра, но поймаю.
Он приподнял подбородок и клыкасто улыбнулся. Его вид говорил о самоотверженности!
У Меровея, кроме того, не наблюдалось никакого такта и вежливости, а уж какой такт может быть в такой опасной ситуации, когда весь лес полон шуршащих духов, прячущихся среди желтых листьев? Так что, ничуть ни смущаясь контакта, Меровей деловито обнюхал светлую шерсть, не меняя при этом хмурого, храброго, самоотверженного вида.
Он поднял лапу и задумчиво поскреб когтем свой подбородок, как бы собираясь с мыслями и анализируя ситуацию.
- Даю семь медвежьих клыков за то, что он тут был, - уверенно усмехнулся Меровей, ища в её глазах одобрения, может быть, восхищения или той самой загадки, которую в юности всегда ищешь в таких глазах. Меровей был храбр, не стеснителен и в определенной степени дерзок, что позволяло ему без всяких угрызений совести затянуть себя в самое опасное или невероятное приключение, которое ему удалось бы выдумать. И он даже не будет вспоминать материнских слов или отцовских предупреждений - куда им до его юности и силы!
Они могли бы не волноваться за Меровея, ведь в каком-то роде Меровей уже давно всех перерос. По крайней мере, сам он так считал уже довольно давно. С тех пор, как впервые вышел в лес в одиночку.
- Вот если тебе интересно,  я - Меровей, - без ложной скромности, но весьма ненавязчиво представился он. В его словах звучало достоинство и чувствовался боевой дух!
А травяные глаза Меровея, хитрые и коварные, поглядывали то за её спину, то вбок, то вниз, то на ветви - словно и впрямь лиственный шорох лесного духа привлекал его взгляд.
- Твоя очередь, ага, - подмигнул он, улыбаясь и стараясь заглянуть ей в глаза - ему хотелось поймать её взгляд!
И даже если взгляд в какой-то момент казался отчужденным, Меровей ни за что не расстраивался - он этого не любил и не умел.

+1

5

Он появился также неожиданно, как ранее Соул услышала голос. Волчица даже отпрянула, едва из-за листьев показалась чья-то морда. Волк, боже, на дереве сидит волк. Соул отвела уши назад, нахмурилась, а после, вторя взгляду незнакомца, стала оглядываться. О каких, черт возьми, духах он говорит? Лесной дух, которого они ищет? Что?  Соул же просто хотела подойти и поинтересоваться, где можно найти место, чтобы остепениться на пару часов, отдохнуть, да снова отправиться в путь дорогу, на поиски приключений. А тут разговоры о духах.
- Ищу ли я духа? Спорный это вопрос. Зачем мне может понадобиться дух? – скорее эти вопросы были заданы самой себе, поскольку Соул в действительности задумалась о вопросе подобного рода. Она всегда считала, что никаких лесных духов и в помине не существовало, но не могла этого объяснить логично, равно, как и не могла услышать логических объяснений, касательно существования этих самых существ.
Однако в данную минуту вопрос настолько сильно начал волновать Душу, что та в действительности попыталась глазами выловить ту самую неопознанность, неизвестность в окружении. А потом опомнилась.
- А зачем тебе этот дух? Желание увидеть что-то невидимое? Или, он все-таки видимый, просто хорошо прячется? – скорее всего, эту фразу можно было отнести к своего рода иронии, издевке. Белая не понимала, что же может быть такого крутого и занимательного – всюду блуждать в поиске неизвестного и несуществующего существа. Соул хотела доказательств о существовании несуществующего, а до тех пор – никакой веры в происходящую мистику.
Незнакомец позволил себе сократить расстояние между собой и Душой, и это уже второе его действие, выбивающее белую из колеи. Какого, простите, черта, и что себе позволяет этот пришелец по отношению к ней? Соул навострила уши, прищурилась, недовольно разглядывая покушающегося на ее личное пространство.
- Не делай так. Больше, – сквозь зубы прошипела Душа, опустила голову. Нет, определенно в его действиях и словах никакого смысла не было, либо смысла не видела Соль, лишенная умения фантазировать и активно, по-доброму, общаться с первым встречным. И, тем не менее, где-то в глубине души она была благодарна этому бурому волку. Он помог ей отвлечься от проблем насущных, сбив с тех самых, ненужных ей, мыслей только одной-двумя фразами.
Однако Соул моментально сменила свою позицию, едва Меровей представился. И нет, дело было даже не в том, что она могла где-то знать, слышать сие имя, либо же где-то ранее пересекаться с этим самым волком – такого не было точно. Просто у нее медленно и бесповоротно появлялся какой-то занимательный план, идея. Идея, которая вдохновляла повести себя совершенно иным образом, но одновременно и пугала. Соул никогда не шла на поводу у кого-либо, а та самая идея заставляла ее поломать свои принципы, но все-таки осмелиться и попробовать идти несколько иным путем. Да, именно так волчица и сделает. Непременно.
- Я тот лесной дух. Душа. Соул, - и как же ей раньше в голову не пришло, что она могла бы воспользоваться своим чертовым именем ради того, чтобы слегка подыграть Меровею в его же игре, а затем, быть может, и выйти из нее победителем. Если первое правило Соул одобрила, то второе – нет. Никаких зрительных контактов, не сейчас. Не в этой замечательной игре, которую она намеревается выиграть, едва начав. Надо только проработать следующий ход.

+1

6

Казалось, игривое настроение Меровея вовсе не затронуло её. Ну а черношкурого это совершенно не печалило - в нём запаса энергии хватило бы на пятерых. Он видел забавным и странным тот факт, что незнакомка отнеслась столь серьезно ко всем этим его придумкам. "Или не серьезно? Или просто все эти одиночки кажутся мне слишком серьезными?"
Может, ей и не нравилось, что первый встречный сходу старается навязаться и стать ближе, но Меровей в силу своей юности и неопытности практически не замечал этого и недовольство волчицы раззадоривало, было своеобразным согласием с её стороны вступить в его игру. Так сказать, кошки-мышки.
Да и на её шипение он постарался как можно более нагло заглянуть ей в глаза. Вся его сущность желала её растормошить, привести в чувство.
Меровей пихнул лапой в её сторону охапку желтых листьев будто невзначай.
- Соул, - мягко улыбнулся он, делая шаг назад. - И ты спрашиваешь меня, зачем мне этот дух? О, что ж, это просто старая сказка моей матери - найти осенью под клёнами лесного духа и быть счастливым. Не знаю, есть ли в ней правда, но эта ведьма умудрилась чрезвычайно лихо меня покинуть. Давненько я её не видел, хоть мы и остались с ней неплохими друзьями. И что же, лесной дух, как мне понять, дух ты или не дух?
Он потянулся к ней носом, но с наигранным испугом отдернулся. - Вот как мне понять, а? Ты ведь даже дотронуться до себя не даешь. Вдруг я сейчас тебя трону, а ты исчезнешь? Ты этого боишься? Или чего? Что не так, может, я смогу тебе помочь, лесной дух?
Меровей опустил плечи и шею и постарался повернуть голову так, чтобы заглянуть в глаза Соул. Она постоянно отводила взгляд, так что он даже не мог понять до конца их цвет.
Разочарованно вздыхая, молодой волк приподнимался, чтобы вскоре вновь попытаться поймать взгляд Души.
Пусть, она была и не первой из этих непонятных одиночек, которых Меровей встречал в этих местах, у неё были свои отличия, как и у каждого из них. Соул не стремилась рассказывать о своих странствиях или хвастаться победами, да и не выглядела она как иные из матерых бродяг. Хотя те, конечно, сюда не сунутся - они держат, пусть и малые, а территории. А при взгляде на Соул, сразу как-то понималось, что кроме пушистого хвоста и затравленного взгляда у неё ничего особо нет. Да и выглядит она беззащитнее иных переярков из меровеевской стаи. Он так подумал, что если бы не начал с придурковатой игривости, а напал бы, как всякий нормальный агрессор, она наверняка просто шуганулась бы и решила избежать битвы. Нет, Меровей не стал бы принимать за неё подобных решений, но просто видел по её относительно целой шкуре, что Душа - не большой любитель марать её шрамами от чужих клыков.
И даже если она хотела выглядеть сильной и независимой, Меровей уже довольно четко знал - ей нужна помощь. Не важно, какая именно. Просто нужна.

+1

7

Едва стало понятно, откуда же Меровей взял этого лесного духа, как все сразу же встало на свои места. Да. Точно. Рассказы матерей, легенды и прочее – именно это вот даёт такие последствия. Именно по этим самым причинам в лесах бродят странные волки и ищут лесных духов.
Соул вполне могла считать себя духом. Она, то появлялась, то исчезала, оставляя собеседников с вопросами, избегала особо долгих разговоров и лениво потягивалась на солнышке. Ей нравилось одиночество, нравилось, когда ее не трогали. А разве духам нравилось не то же самое? Соул всегда считала, что да. Духи, они же такие существа. Неприметные скрытные для других глаз, иногда любопытные. Соул приходилось встречаться, как казалось ей, духами, они и сами оставляли ее с вопросами. Например, дух ее сестры. Герда же пропала, а значит, стала духом. Ушла, исчезла, ничего не сказала. Наверное, ушла точно так же, как и мать Меровея. Все ушедшие считаются духами. Духов много. Правда, они все, ну, мертвы. Соль же считает себя самым, что ни на есть живым духом. До нее можно дотронуться, она не исчезнет, с ней можно говорить, и времени у нее больше, чем у обычных духов. Она контролирует его самостоятельно. Не приходит во снах с просьбами о помощи, не разговаривает так непринужденно, словно ничего и не случилось. Соул – злой дух.
- А разве для того, чтобы быть духом, надо какое-то подтверждение? – белая поводила носом, затем усмехнулась и сделала пару шагов назад, встала под теплые лучи солнца, пробивающиеся через кроны деревьев.
- В духов надо просто верить. Духи – они же тоже умеют чувствовать. И им грустно, когда им не верят, что они духи, - возможно, эту фразу стоило сказать с большей наигранной грустью, ведь дух же действительно грустит. Дух. Не Душа. Душа же выдавала себя какими-то нотками иронии, сарказма и... игры?
Волчица тряхнула головой на предложение о помощи. Нет, она не такая, она не будет что-то просить, не будет нуждаться в чьей-либо помощи слишком уж открыто. Соул – это Соул. Соул не нужны другие, она вполне справляется сама. Не всегда, но справляется же.
- Никакой помощи. Кто тут лесной дух: ты или я? И кому из нас нужна помощь, если искал духа ты, а я просто прогуливалась?
Меровей был, ну, не сказать что странным, но вполне интересным волком. По крайней мере, завоевать интерес Солянки было сложно для любого существа. Меровею же удалось это сделать, не применяя никаких сложных расчетов, фраз и не пытаясь как-то показать себя. Всего лишь игра. Простая игра, которая незаметно поглотило Соль с головой. Всего лишь прячешь взгляд, отворачиваешься, не даешь себя трогать – и ты уже дух. По крайней мере, очень хочется верить в то, что речи Души как-то повлияли на Меровея, и она не испортила очередную безобидную игру, а ее вечно недовольный тон голоса не послужил причиной для того, чтобы снова остаться в одиночестве и предаться размышлению о вечном.

+1


Вы здесь » Айваз: Повесть Луны » Эпизоды » You're so impossible


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC